СРОЧНО В НОМЕР

 

Крест на усадьбе Онег

Губернатор Новгородской области Андрей Никитин ничтоже сумняшеся поставил крест на восстановлении усадьбы Онег – родовой усадьбы русского композитора, пианиста и дирижёра Сергея Рахманинова.

Усадьба Онег у деревни Захарьино Новгородского района считается местом рождения Сергея Рахманинова – нашего земляка, которого знает весь мир. Он сам сообщал в письме другу, музыковеду, фольклористу и композитору Александру Затаевичу в 1896 году: «Позабыл ещё сказать, что родился в Новгородской губернии в одном из наших имений. Если Вам нужно знать название этого имения, в чём я сомневаюсь, то название его Онег». Но исследователи жизни и творчества Сергея Рахманинова с ним и его воспоминаниями не согласны, местом рождения считают усадьбу Семёново, которая находится недалеко от Старой Руссы. Как бы там ни было, обе усадьбы имеют прямое отношение к семье Рахманиновых, обе находятся в Новгородской области, от обеих почти ничего не осталось.

Почитатели творчества Сергея Рахманинова давно мечтают о восстановлении усадьбы Онег, которая погибла в пламени Великой Отечественной войны. Вполне закономерно, что эта тема была затронута во время пресс-конференции губернатора Новгородской области Андрея Никитина, которая состоялась 14 октября 2019 года. Журналист газеты «Старая Русса» Елена Николаева  задала Андрею Никитину вопрос: «Что сделал Великий Новгород для того, чтобы усадьба Рахманинова Онег была и действовала? Много копий было сломано для того, чтобы автомобильная трасса не проходила по территории Онега. Отстояли. Слово Онег было на слуху долгое время, а сейчас о нём никто ничего не говорит».

Андрей Никитин заметно оживился и расплылся в улыбке, вот что он рассказал журналистам: «Да это вообще-то не секрет. Смотрите, есть письмо на имя президента, в котором написано, что есть некий частный инвестор, который вложит полтора миллиарда рублей в строительство концертного зала, гостиницы, ещё чего-то, плюс есть федеральная программа, которая позволит восстановить усадьбу Онег, плюс ещё сколько-то области нужно вложить. Президент даёт поручение, я получаю это как некую вводную историю. Я не могу найти инвестора. Ни одной бумаги кроме слов, что есть какой-то человек, который готов там что-то построить за полтора миллиарда. Много вы знаете людей, которые что-то за полтора миллиарда хотят построить? Аквапарк бы построили подешевле. Инвестора нет, федеральных программ нет, но мне предлагается двести миллионов потратить на строительство новодела на фундаменте в лесу».

Выяснилось, что у Андрея Никитина совсем другие планы: «Извините, если мне куда-то потратить деньги нужно, у меня есть детский театр в Великом Новгороде, который надо софинансировать. Я лучше туда деньги потрачу. У меня есть куча культурных учреждений по районам. Кстати, в Старой Руссе мы тоже их немало ремонтируем. Вы, наверное, обратили внимание, да? Я лучше туда деньги потрачу, потому что лишних двухсот миллионов у Новгородской области без понимания, что там будет происходить, если там не будет ни концертного зала, ничего, я тратить не готов. Фестиваль можно в городе провести. Что мы сделали? Коллеги там закончили. Там появилась достопримечательная зона в тех границах, которые есть, там уже нельзя будет построить коттеджи, вырубить лес, сделать что-то такое».

Шансов на восстановление усадьбы Онег Андрей Никитин почти не оставил: «Если когда-то потом с культурой Новгородской области всё будет хорошо, и мы будем сидеть с вами обсуждать: а куда бы нам ещё потратить наши деньги? Вот обещаю вам, что мы займёмся строительством этой усадьбы, но только после того, как у нас закончатся похожие на дом культуры в Богослово. Там где я был, где мы ПМИ делали, дома культуры по районам с полами проваленными гнилыми, вот после этого я начну заниматься такими вот вещами. Архив, который десять лет не достроен. У нас огромное количество таких регионов вообще нет с таким объёмом документов, имеющих мировое и общенациональное значение, мы его десять лет строим. Вот я предлагаю с этим разобраться сначала. Знаете, мегапроекты – это хорошо, но они должны быть на пользу, чтобы оживить там место. Вот кто поедет? Зачем люди выбирают платную дорогу? Чтобы побыстрее добраться из точки А в точку Б. Остановиться и пойти куда-то ещё это такой нужен мотив, это должен быть концертный зал рядом на заправке и там Мацуев должен играть каждый день и тогда да, конечно, безусловно,  люди будут там останавливаться. Это такой проект, имеющий сомнительную привлекательность. Может лучше в Старой Руссе потратим деньги на ваши обшарпанные стены домов в центре города? У вас же там сейчас дорожки красивые из жёлтой плиточки, а стены позорные. В городе есть масса вещей, куда деньги надо вложить. Так что не будет пока усадьбы Онег».

Выступление Андрея Никитина приводится в расшифровке и полностью, предварительно всё же очищенное от слов-паразитов, не для того, чтобы читатели смогли оценить ораторское мастерство губернатора Новгородской области, а для того, чтобы понять его личное отношение к восстановлению усадьбы Онег и чаяниям новгородцев. Всего десятью минутами ранее на том же мероприятии Андрей Никитин с воодушевлением мечтал о проведении в Великом Новгороде международного конкурса имени Сергея Рахманинова для молодых исполнителей, жонглировал именами Дениса Мацуева и Владимира Путина. Но когда речь зашла о восстановлении усадьбы Онег, требующее усилий и затрат, его тон заметно изменился.

Стоит ли напрасно тратить время на ожидание мифического инвестора или золотого дождя из столицы? Вот бы губернатор Новгородской области, нынешний или следующий, засучив рукава сам взялся за восстановление усадьбы Онег. Заручился бы финансовой поддержкой олигархов, банкиров, промышленников. Не зря же губернаторы разъезжают по городам и весям, странам и континентам – связи налаживают. Организовать субботник в когда-то прекрасном приусадебном парке? Бесплатно! Важно начать что-то делать, а деньги и люди подтянутся – с миру по нитке. Мечты, мечты.

В современной России со стороны власть имущих прослеживается желание снимать сливки с имени Сергея Рахманинова и нежелание прикладывать усилия для восстановления мест, которые были дороги его сердцу.

Горожанка Ирина Рукавишникова

Фото: Pixabay/MabelAmber

На заметку: «Фонтан в заплатках», «Бани больше нет»